Рубрики

Реклама на сайте:

Дисбалансы инерционной модели развития: внешние стимулы и внутренний спрос

В 2000-е гг. российская экономика демонстрировала впечатляющие успехи. Рост экономики в сочетании с укреплением рубля и удорожанием товаров российского экспорта привели к значительному (до 2,4 %) повышению удельного веса России в мировом ВВП. Россия перешла в другую «весовую категорию». Подушевой ВВП вырос в 3,3 раза: с 5,95 тыс. долларов на душу населения (по паритету покупательной способности) в 1999 г. до 19,84 тыс. долларов в 2010 г. (ВБ, 2010 г.).

Динамичный экономический рост 2000-х гг. был детерминирован несколькими факторами. Во-первых, экономика преодолевала последствия трансформационного спада 1990-х гг. Экономическому росту способствовало вовлечение в производство ресурсов и капитальных благ, созданных в прошлых периодах. Во-вторых, росту содействовал растущий приток средств от экспорта природных ресурсов, а затем и значительный приток заемного капитала. Возраставшая доступность финансовых ресурсов как со стороны производства, так и со стороны потребления на фоне низкого стартового уровня доходов способствовала форсированному расширению внутреннего рынка.

Это предопределило особенности и качество экономического роста 2000-х годов. На фоне достаточно высоких темпов роста экономики — в среднем на 6,9 % в год в 2000-2008 гг. средние темпы роста промышленного производства составляли 5,7 %, а рост реально располагаемых доходов в среднем -- 10,8 % в год, т. е. почти вдвое больше темпов роста промышленности. В результате в 2005-2007 гг. внутренний спрос в реальном выражении рос почти вдвое быстрее внутренних поставок — 11,3 % в год против 6,3 %. Такое несоответствие вело к быстрому росту цен и расширению импорта, которые в значительной мере покрывали прирост внутреннего спроса. Рост спроса и укрепление рубля стимулировали приток краткосрочного капитала и внешнего долгового финансирования (в структуре иностранных инвестиций на долю ПИИ приходилось в среднем лишь 24 %), раскручивавшего спираль «перегрева».

Резкое снижение цен на нефть в августе — сентябре 2008 г. привело к развороту капитальных потоков, резкому сокращению спроса и в результате обрушило фондовый рынок и экономику в целом. Кризис продемонстрировал не просто высокую зависимость экономики от внешних рынков, но и мультипликативный эффект использования рентных доходов. Широкое их использование для стимулирования спроса играет, по сути, проциклическую роль (подробнее см. в главе 5), увеличивая дисбаланс между возможностями экономики со стороны предложения и растущим спросом.

Быстро растущий спрос и приток краткосрочного капитала скрывал фундаментальные недостатки и дисбалансы экономики:
слабость институтов и плохой деловой климат (являвшийся причиной низкой эластичности со стороны предложения);
низкую привлекательность недиверсифицированной экономики для инвестиций, закамуфлированную кредитованием спроса;
высокую склонность к потреблению в ущерб сбережению. Это, с одной стороны, было следствием неблагоприятных макроэкономических и институциональных условий, а с другой, вело к недостатку в экономике «длинных» денег, снижающему ее устойчивость в условиях конъюнктурных колебаний и шоков.

В целом особенностью старой модели роста являлось то, что экономический рост, опирающийся на ускоренный рост внутреннего спроса, позволял экономике расти в условиях роста внутренних издержек — как тех, которые были связаны с избыточным притоком капитала, способствовавшего укреплению курса / росту цен («голландская болезнь»), так и транзакционных издержек, связанных с плохими и ухудшающимися институтами. Такой рост может быть назван экстенсивным.

Leave a Reply

 

 

 

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>